Большой

  • элементаль
принципиально-злой

Класс доспеха

17 (природный доспех)

Хиты200 (16к10 + 112)

Скорость 40 фт.летая 60 фт.

Сил22 (+6)Лов12 (+1)Тел24 (+7)Инт16 (+3)Мдр15 (+2)Хар16 (+3)

ИспытанияИнт +7, Мдр +6, Хар +7

Иммунитет к уронуогнём

Чувстватёмное зрение 120 фт.пассивная Внимательность 12

ЯзыкиИгнан

Опасность11 (7200 опыта)

ИсточникБестиарий, 52

Действия
  • Мультиатака.

    Ифрит совершает две атаки Скимитаром, либо два раза использует Метание пламени.

  • Скимитар.

    Рукопашная атака оружием: +10 к попаданию, досягаемость 5 фт., одна цель. Попадание: Рубящий урон 13 (2к6 + 6) плюс Урон огнём 7 (2к6).

  • Метание пламени.

    Дальнобойная атака заклинанием: +7 к попаданию, дистанция 120 фт., одна цель. Попадание: Урон огнём 17 (5к6).

Армия Великого Султана усилена легионом дьяволов, его обитель защищена заклинаниями тысячи архимагов, его сокровища охраняют красные драконы и огненные элементали. Никто не смог ограбить легендарные чертоги ифритов и вернуться живым, чтобы рассказать об этом. Милостью тысячи ветров, ты можешь стать первым

джинн завлекает искателей приключений, чтобы освободить её халифа из волшебной лампы в Угольном Дворце Латунного города
Ифрит (Efreeti)

Ифрит

Источник иллюстрации: Бестиарий

Ифриты в Латунном городе на Плане Огня

Ифриты в Латунном городе на Плане Огня

Источник иллюстрации: Руководство мастера

Ифрит (Efreeti)

Ифрит

Источник иллюстрации: Чудовищный справочник (AD&D 2)

Ифрит
Efreeti

Ифриты — громадные гении со Стихийного Плана Огня — повелевают пламенем, обладают иммунитетом к огню и способны создавать его по своему желанию. Тонкие шёлковые кафтаны и узорчатые одеяния покрывают их красную, как лава, или чёрную, как уголь, кожу. Ифриты украшают себя сверкающими ожерельями, цепями и кольцами с драгоценными камнями. Во время полёта нижняя часть тела ифрита выглядит как столб дыма и тлеющих углей.

Надменные и жестокие

Ифриты коварны, хитры и жестоки, а порой беспощадны. Они не выносят вынужденной службы и безжалостны в своей мести тем, кто причинил им вред. Сами ифриты этого не осознают, и считают свою расу честной и спокойной, хотя и признают, что немного эгоистичны.

Злобные рабовладельцы

Ифриты расценивают все остальные расы как врагов или потенциальных рабов. За рабами они совершают набеги на Материальный и стихийные планы. Ифриты правят как деспоты и тираны, возвышая лишь жесточайших из рабов. Те становятся надсмотрщиками, которые при помощи кнута держат в узде остальных рабов.

Планарные налётчики

Большинство ифритов живёт на Стихийном Плане Огня, в больших увенчанных куполами крепостях из чёрного стекла и базальта, окружённых кипящими огненными озёрами, или в знаменитом Латунном городе. Кроме того, по многим планам разбросаны военные аванпосты ифритов, переполненные их приспешниками и рабами.

На Материальном плане ифриты обитают в жарких местах, таких как вулканы или пустыни. Их любовь к пустыням приводит к конфликтам с джиннами, которые ездят на пустынных смерчах, и связанными с землёй дао. Ифриты ненавидят маридов, с которыми враждуют весь период существования обеих рас.

Гении

Гении — редкие стихийные существа из сказок и легенд. На Материальном плане гениев — единицы. Большая их часть обитает в роскошных дворцах на Стихийных Планах и правит боготворящими их рабами.

Гении крайне умны, могучи, горды и величественны. Они высокомерны и эгоистичны, поскольку знают, что лишь немногие, за исключением богов и других гениев, способны превзойти их могущество.

Создания стихий

Гений рождается при слиянии души разумного живого существа с первозданной материей стихийного плана, но это происходит очень редко.

Гении обычно не сохраняют связи с душой, даровавшей им жизнь. Её жизненная сила — это строительный блок, определяющий облик гения, его мнимый пол, а также одно-два основных персональных качества. Несмотря на то, что они похожи на гуманоидов, гении — духи стихий, имеющие физический облик. Они не спариваются с другими гениями и не производят потомство — все новые гении также рождаются от слияния энергий души и стихии. Гении, обладающие сильной связью со своей смертной душой, могут попробовать зачать ребёнка со смертными, хотя от таких союзов редко рождаются дети.

После смерти гения остаётся лишь его одежда и предметы, а также небольшой след его родной стихии: горстка пепла, порыв ветра, вспышка огня и дыма или лужица воды с пеной.

Правь или подчиняйся

Количество смертных рабов подчёркивает мощь гения и его высокое самомнение. Сотня подобострастных голосов — музыка для ушей гения, а двести смертных, распростёртых у его ног — доказательство его величия. Гении считают рабов живым имуществом, а на гения без имущества смотрят свысока. Поэтому многие гении дорожат рабами и считают их важными членами своих домов. Злые гении зачастую скверно обращаются с рабами, но не до такой степени, чтобы те стали бесполезны.

Сколь сильно гении любят рабов, столь же сильно они ненавидят служить. Гений подчиняется чужой воле лишь когда он подкуплен или связан магией. Все гении управляют силами своей стихии, но некоторые из них также способны исполнять желания. И то и другое является причиной, по которой смертные маги стремятся подчинить их своей воле.

Испорченная аристократия

Благородные гении крайне редки. Они привыкли получать то, что хотят, и научились использовать способность исполнять желания, чтобы получить объект своих желаний. Потворство своим желаниям испортило их, а безграничная власть сделала их надменными и высокомерными. Их огромные дворцы переполнены чудесами и источниками наслаждений, которые даже невозможно представить.

Подчёркивая при каждом удобном случае своё превосходство, благородные гении вызывают ревность и зависть других гениев. Они уважают влиятельность благородных гениев, понимая, что неразумно перечить существу, которое способно по своей прихоти менять реальность. Однако время от времени какой-нибудь гений, ничем не обязанный кому-либо из благородных, всё же отваживается воспротивиться их воле, несмотря на последствия.

Сила поклонения

Гении считаются с могуществом богов, но не ищут их расположения и не поклоняются им. Бесконечное раболепие и бормотание верующих им кажется утомительными, за исключением тех случаев, когда оно направлено на самих гениев со стороны боготворящих их рабов.

Обладая чудесными силами, роскошными жилищами и множеством рабов, некоторые гении ошибочно считают себя равными богам. Некоторые заходят настолько далеко, что требуют, чтобы перед ними склонились смертные других реальностей, а то и целые континенты или миры.

Бестиарий, 48